среда, 24 июля 2013 г.

Негра - друг человека - из книги КУРЬЕЗЫ ПРОФЕССИИ

Расселение коммуналок – дело сложное и хлопотное. Поскольку мало того, что в каждой семье, эту коммуналку населяющей, свои «маленькие трагедии» ежедневно разыгрываются, так еще и между семьями, которые в этой самой коммуналке ежедневно «боками трутся», тоже свои, порой весьма сложные, отношения выстраиваются.
Ну да, что ж делать-то. Если есть факт, что в качестве постсоветского наследия чуть не весь центр Риги оказался заселен коммуналками, вполне пригодными для офисов и прекрасных апартаментов, то решение только одно – расселять.
И, приобретая для себя, точнее для своей компании, офис, не нашла я другого решения, как – расселить приглянувшуюся коммуналку.
Не то, чтобы опыта в расселении не было – статус в данном случае другой был, сама себе и заказчик, и исполнитель в одном лице.
Квартира-то мне приглянулась хорошая, «правильная». Уже 13 лет офис компании неизменно там находится. Эдакая «точка стабильности» в этом переменчивом мире.
Зато население этой квартиры совсем нелегким было. Обо всех рассказывать не буду, хотя каждый был – личностью с необычной судьбой. Расскажу о тете Наде и о Негре. Тетю Надю сильно жизнь потрепала, крепко ей досталось, как видно. И горе свое она, как и многие-многие, «запивала». И – крепенько! Сын у нее по местам заключения все больше «путешествовал», всего-то и было у нее из близких – паренек-сирота, в приемные сыновья прибившийся, да – Негра.
Негра – большая черная, все понимающая овчарка с умнейшими глазами с желтоватой «искрой». Она была и опорой, и отдушиной, и охранником для потерявшей себя тети Нади. Сначала смотрела на меня «волком», пока мы с хозяйкой к согласию не пришли. Рядом сидела и очень внимательно разговор наш слушала. А потом, когда согласие достигнуто было, успокоилась, приняла меня как неизбежность.
И это было важно. Поскольку хозяйка – не просто слегка выпивающая, а – конкретный алкоголик. А приватизация – процесс долгий, месяц, а то и поболее занимает. Поэтому правильно было, пока документы готовятся, уже начать проект перепланировки делать. А это значит, что в квартиру надо и экспертов с приборами приглашать – как-никак не новый жилой фонд– чтобы домик-то не сложился, как карточный, в процессе перепланировки-то. И архитектор тоже посмотреть все должен, да и строителям для правильного планирования своими руками все потрогать надо.
А тетю Надю-то застать в состоянии коммуникабельном не просто было. Так что пришлось мне с Негрой общаться.
Обычно так это происходило. Стучусь в дверь. Если дома нет никого, дверь, конечно, заперта. Если тетя Надя дома и «в состоянии», то она и откроет. А если «никак», тут уж открывала я сама. И – встречалась у двери с Негрой. И эти желтые глаза очень внимательно изучалм меня, моих спутников, инструменты, если таковые были. «Фейс-контроль» по полной программе.
Она все понимала! И я объясняла ей, зачем и почему мы будем мерять стены, или приборами определять состояние перекрытия. И – она соглашалась... Отступала от двери и разрешала пройти ровно на столько, насколько ей казалось достаточным, чтобы мы могли делать, что нам надо, не тревожа при этом спящую хозяйку.
Так и прошло все бумажно-необходимое время, я получила свои документы, а бывшие владельцы комнат – свои. Наступило время переезда. А надо сказать, что переезд из коммуналок – это то еще приключение. Семей – много, дворы в центре Риги – небольшие, так что очередность «эвакуации» каждой семьи заранее планируется, чтоб заторов не было.  Одна семья – один грузовик – одно время. Закончили – второй пошел. И – так далее.
И вот в день переезда приезжаю я в свою уже теперь, окончательно свою недвижимость. Заранее все «построены», вещи сложены, первый грузовик уже в ворота въезжает. И – натыкаюсь на трезвую (!) тетю Надю, у которой в глазах плещется и аж «через край льется» тревога.
-                     Не можем мы сегодня переезжать, – говорит. А сама волнуется страшно. За нее долги уплачены, ей – квартирка отдельная куплена, да еще и с печкой, как хотелось, понимает она, что «боком» ей отказ выйти может. Но! – Не можем, и все тут.
-                     Да в чем дело-то, что случилось?
Я же вижу – вещи собраны, кругом узлы да тюки, то есть люди к переезду готовились. И вдруг...
-                     Негра ночью ощенилась!
И я вижу четыре крохотных черных комочка в глубине комнаты и взгляд Негры, очень настороженный и внимательный. И понимаю – детей своих она в обиду не даст!
А детки-то – чудесные. Смешные, крохотные, «бубликами» свернутые, сопят себе спокойно и не знают, что вокруг них драма разворачивается.
И я понимаю: «Переезжать нельзя остаться» - дилемма серьезная. С одной стороны, действительно, на четверых «грудничков» никто не рассчитывал – раньше времени ощенилась Негра. С другой стороны – оставить их так, на тюках, тоже нельзя. И тюки для жизни не приспособлены, да и как я потом буду трезвую тетю Надю искать (!). Ну и финансовый вопрос тоже для меня немаловажен – уже завтра строители должны к делу приступать.
Решение нашли быстро. И подсказала его Негра. Она как будто понимала, что в нее и в ее детей все уперлось. И когда я подошла и восхитилась ее малышами, она встала и, как говорится, «без лишних слов» взяла зубами одного малыша и протянула его мне. Я поняла, что она-то, в отличие от паникующей тети Нади, к переезду готова.
Быстренько нашли мы большую кастрюлю, выстелили ее одеяльцем, чтобы «детям» холодно не было, да и сложили туда всех четверых «колобков» при непосредственном и очень внимательным «надзором» мамы-Негры. Больше мер безопасности и принимать не надо было – лето, так что холод малышам не грозил.
Кастрюлю с детьми Негра только хозяйке нести доверила! Никого больше не подпустила. Но, как только тетя Надя кастрюлю-то взяла, тут же рядом встала, идти за детьми и за хозяйкой куда угодно готовая.
Самым трудным оказалось водителя грузовика убедить, что не только хозяйка, но и кастрюля с малышами, а главное, их мама – большая черная собака с цепким желтым взглядом и безо всякого намордника с ним в кабине поедут. Поскольку намордник Негра отвергла категорически.
Так все и произошло.
И до сих пор работает наша фирма в этом офисе. Конечно, он отремонтирован, и ничто в нем не напоминает о прежних жильцах.
Но нет-нет, да и вспоминаю я о Негре – умной, верной и самоотверженной собаке с желтыми глазами.


Автор рассказа: Елена Корджева, директор Ekocentrs

Комментариев нет:

Отправить комментарий